Андрей Захаров — Модель

1397934634_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (2)

 

 

Почему все-таки модельный бизнес? Никогда не жалел о сделанном выборе?

Может быть, жалел, но мне кажется, человеку свойственно сомневаться. Чем бы в жизни ни занимался, рано или поздно возникнет вопрос: а может нужно было выбрать другой путь? Но сейчас я осознаю,  что нахожусь там, где должен,  и занимаюсь тем, чем должен. Честно, никогда не сожалел. Единственное, были размышления по поводу учебы или чего-то еще. Но если заглянуть в прошлое, вспомнить, каким я был ребенком, какие у меня были качества и любимые занятия, то все указывает на то, что меня ожидал либо модельный бизнес, либо актерский. Что-то так или иначе связанное с самовыражением.

А как проявлялось твое творческое начало в детстве?

Моя мама очень любила шить, и иногда я просил ее смастерить мне какой-нибудь костюм. Мне нравилось переодеваться на Новый Год или маскарад. У многих детей были компьютеры, приставки. У меня же долгое время ничего этого не было, и я развлекал себя сам. Мой папа работал в полиции, я часто переодевался в его форму и воображал себя солдатом или моряком. Я играл какие-то роли перед зеркалом, и мне это нравилось. Дети же искренние, чего действительно хотят, то и делают. Я просто  понял, что это мое, и смог реализовать в будущем.

Но ведь модели востребованы, можно так сказать “до определенного возраста”, не боишься, что упустишь время?

Можно легко работать до тридцати и даже позже, если ты, как говорится, красиво стареешь. Я не думаю, что в сорок лет я бы хотел оставаться моделью. У меня есть знакомые, которые работают в этом бизнесе и в сорок, но они начали недавно. А я уже пять лет работаю и думаю, что в тридцать уже не буду моделью. Я не боюсь, что это закончится. У меня уже сейчас есть варианты, чем заниматься потом по жизни.  Например, музыкой, вести различные проекты или продюсировать. Но пока не могу оставить модельный бизнес, потому что еще работается. Выжимаю до последнего. Когда я перестану быть востребованным, скажу себе, что вот он – этот сигнал. Или если пойму, что музыка приносит действительно хороший доход. Все-таки творчество и деньги – это немного разные вещи.

Какой была реакция твоей мамы на то, что ты станешь моделью?

Очень хорошей, кстати. Когда мне было шестнадцать, погиб отец, и мама осталась одна. Родители у меня были совершенно из обычной семьи, у них не было высшего образования. И мне не внушали, что оно обязательно. К тому же у нас и денег на него не было. И мне нужно было  пойти зарабатывать. Я два года работал продавцом, а потом  узнал о том, что можно стать моделью. И постепенно  моей миссией стало  найти работу  и помогать маме. А когда я окунулся в мир fashion, у меня не было времени думать об институте. Уже за год мне посыпались предложения из Европы. И поэтому мама отреагировала на все происходящее очень положительно.

И я до сих пор считаю, что высшее образование в принципе необязательно. Уровень интеллекта и образование – это разные вещи. Например, я  много читаю, но только то, что  мне интересно. В университете есть много того, что не нужно. Много устаревшей информации. Как можно изучать экономику в стране, где ее нет, где все построено на нефти и газе, на коррупции и взятках? У нас стоит получать юридическое образование, чтобы знать, как обмануть кого-то. Но это не для меня, мне это не нравится, и  такого рода бизнес я не принимаю. Поэтому я и не хочу заниматься бизнесом. Не мое. Я творческий человек. И когда людям нравится, и мне платят за это деньги, все счастливы, и я не заморачиваюсь и сплю спокойно (смеется). Мое образование – путешествия. Я смотрю на мир, как все устроено,  общаюсь с  разными людьми. Наверное, в будущем я бы и пошел учиться, если бы не fashion, если бы не та жизнь, которая у меня есть. Сейчас я читаю Пушкина, Грибоедова и все понимаю. Мне интересны ситуации и проблемы, описанные ими. Понимаю, что ничего не изменилось. Когда я учился в школе, мне это было не нужно. Ребенку не могут быть понятны проблемы, которых он не испытывает. Поэтому я считаю: все должно быть дозировано. Если мне будут нужны какие-то знания, то я пойду и получу их.

А как ты пришел в этот бизнес, как справился с конкуренцией? Можно ли найти там друзей?

На самом деле очень странно. Божественная сила вытянула. Я сам родом из Подмосковья, города Пересвет Сергиево-Посадского района. Как-то узнал, что проводится кастинг в Москве, и я отправился туда. Но я ошибся, перепутал даты и приехал не в тот день. Я приехал на кастинг, а там уже шла фотосессия. У меня была черная челка, в ушах были туннели, и на тот момент я играл в эмо кор группе. И я, такой вот наивный провинциал, заваливаюсь на фотосессию и спрашиваю: «А как можно стать моделью?». Надо мной, естественно, поржали, но сфотографировали, как я уже потом понял, ради прикола. Просто фотосъемка, на которую я ворвался. Смешно, но это послужило толчком к моей карьере.

Я стал работать над собой. Понял, что не нужно быть куклой. Нужно показать свою энергетику людям, попробовать их зацепить. Одно время у меня не было успешных кастингов, я немного стеснялся. И не получал ответной реакции. А потом я осознал, что нужно быть более уверенным,  показать, что ты профессионал, у тебя должен быть огонь в глазах. Нужно показать, что ты  можешь сыграть того, кто им нужен. И потихоньку я стал это чувствовать. Работал над собой, ходил перед зеркалом, отрабатывал взгляды и саморазвивался. На кастинге у тебя есть всего одна минута, чтобы показать себя, это сложно. И над этим действительно нужно работать. И потихонечку я начал работать на неделях моды с русскими дизайнерами, а потом приезжими иностранными. Помню, лет пять назад приезжал JILL SANDER, и я участвовал в его показе в ГУМе. А уже потом посыпались предложения от разных агентств с приглашением за границу. И я испугался. Как, что, какие контракты, куда я поеду? Вдруг продадут на органы (смеется), был какой-то страх. Но я собрался, выбрал агента, с которым мне было комфортно, и взялся за работу.

От чего пришлось отказаться, став моделью?

Отказаться пришлось в чем-то от индивидуальности. Во-первых, я мужчина. А мужчина любит создавать и управлять, он любит решать проблемы. А когда ты модель или актер, и тебе режиссер или дизайнер говорит, кем ты должен быть, фактически ты воплощаешь его креативную идею в реальность с помощью своих качеств. Только тогда, когда ты с кем-то долго сотрудничаешь, ты можешь вносить свои предложения. Во-вторых, приходится отказываться от соблазнов. Например, от татуировок. Я очень люблю татуировки, но не знаю, насколько это будет правильно, есть опасения. Иногда хочется коротко постричься, когда лето, жарко, не хочется укладываться, но не могу. Иногда хочется свободы. Но я думаю, люди, которые работают в офисе, сталкиваются с точно такими же проблемами. Просто я творческий и свободолюбивый человек. А бывает, что приходится быть веселым, когда не хочется.

Честно говоря, мне даже нравится, что я не могу расслабиться. Я люблю лениться, у меня волнами наступают моменты активности и лени, как и у всех, в принципе, людей. И я рад, что fashion держит меня в напряжении. Я должен выглядеть соответственно, должен заниматься спортом и  правильно питаться.

Существует немало предрассудков относительно мужчин в модельном бизнесе. Что правда, а что ложь?

Существуют предрассудки по поводу сексуальных меньшинств. Многие кастинг-директора являются таковыми. В основе своей у мужчин творческая сторона и чувство прекрасного менее развиты, чем у женщин, поэтому люди часто считают мужчин работающих в fashion –геями или бисексуалами как минимум. Но это всего лишь предрассудки. Я, например – натурал, но у меня есть вкус и чувство стиля. Мои сексуальные предпочтения как были нормальными, так и остались. Но это такой же стереотип, как когда мама говорит тридцатилетней дочери, что ей давно пора замуж. Но можно ведь и вообще не выходить замуж и жить прекрасно. Это просто стереотип. Поэтому я не забиваю голову такими мыслями, чищу свой мозг, занимаюсь медитацией и стараюсь не реагировать на подобные социальные выпады.

А можно ли найти друзей в этом бизнесе?

Да, конечно. С девочками, правда, отношения не очень складываются, потому что девочки не любят общаться с парнями-моделями. У них тоже срабатывают предрассудки, что парням нужен только секс. И многие не идут на контакт. С парнями проще. Мы разговариваем, шутим, общаемся. Есть и друзья-девушки, но их меньше.

Чего категорически нельзя делать в модельном бизнесе? Табу?

Запрещается проспать на съемку. (смеется). У меня была история… В Милане был показ Тома Форда, выбрали всего десять моделей, все топы, и я среди них. За день до этого я ходил на вечеринку, ну и чуть выпил, пришел домой, завел будильник, как мне показалось, и лег спать. Утром я просыпаюсь от звонка с ресепшена в отеле. Говорят: «Андрей, тебе звонят из агентства». И я понимаю, что я все на свете проспал и по времени  уже должен быть там. Слышу в трубку: “Andrey, are you stupid or what?”  В итоге я быстро собираюсь, беру такси и все успеваю. Но, вообще, такие вещи непростительны.

А как ты стал диджеем?

Я давно этим занимаюсь. Музыкой я начал увлекаться еще раньше, чем модой. У нас в школе была группа, мы играли панк-рок, транс корт, я мешал и электронную музыку, и металл, и синтезаторы разные подключали. А потом группа распалась. Я переехал в Москву, друзья разбрелись кто куда: у кого-то работа, у кого-то жена. Я продолжил заниматься музыкой, но электронной, и погрузился в нее. Я не сразу начал диджействовать, просто продолжал писать электронную музыку, и сейчас этого не бросаю. Везде, где  путешествую, я покупаю: синтезаторы, пластинки, драм-машины. За границей выбор больше, там они качественнее и дешевле. Еще я постоянно хожу по музеям современного искусства. В каждой стране, где проходят съемки, я иду в музей. Все это во мне копится и развивает мои творческие стороны. Года четыре я играю как диджей, последние два года коллекционирую пластинки и играю на них.

Это хобби, самовыражение или  перспектива на будущее?

Хорошо. Раз у нас сегодня все по-честному, я расскажу правду. Если диджею нужны деньги, то он играет немного не ту музыку, которая ему нравится. Особенно если диджей не суперпопулярный. Попсу я никогда не играю. Могу это себе позволить, потому что у меня хорошие связи. Меня знают и относятся снисходительно. В принципе, я почти всегда играю то, что мне нравится. Но если делаю это в месте, где немного другой формат и люди не андеграунд, то делаю уклон на вокал. Все-таки я диджей, играю прежде всего для людей. Я показываю свое творчество, свой вкус, но все равно мне нужно ориентироваться на них. Радует, что они уже начали понимать более некоммерческую музыку и уже танцуют под нее. В последний раз играл на презентации Артёма Кривды. Я там играл сплошное техно, а все танцевали. Постепенно стараюсь прививать вкус. Сложно, но я пытаюсь оставаться самим собой. Поэтому я так и держусь за музыку, это выплеск моего творчества.

Ты много путешествуешь в силу своей профессии, где ты чувствуешь себя по-настоящему дома?  Ты видишь свое будущее в России или за рубежом?

Не знаю. Вопрос сложный. Я боялся, что он будет, потому что я не знаю, на самом деле. Я нигде долго не засиживался. Жил в Японии два месяца, в Германии месяц, я много где жил. Но это все равно мало, чтобы понять. Начинаешь скучать по России, друзьям, которые здесь. Здесь у меня есть своя аудитория, я чувствую себя дома. Какая бы Россия ни была: грязная, коррумпированная, – но здесь есть люди, которых я люблю. Когда ты куда-то приезжаешь не как турист, а работаешь, живешь, все равно за это время ты не успеваешь найти настоящих друзей. Не успеваешь понять страну и менталитет, чтобы полюбить это место и там остаться. Я иногда чувствую, что теряю время. Я где-то нахожусь и думаю: у меня же музыка в Москве. Я и в Европе играю, но там у меня нет такой аудитории, как здесь. Там я все равно чужой, вот как я себя там ощущаю.

Если тебя пригласят для участия в рекламной кампании российского известного бренда или европейского, в чью пользу ты сделаешь выбор?

Ну, конечно, европейского. Качество съемок и организации в разы лучше. Я люблю Россию, но не люблю государство. Люди, фотографы-профессионалы и весь стафф, в Европе все это лучше. Визажисты, стилисты, все знают свое дело. У нас тоже есть хорошие фотографы и стилисты, но страдает организация. Ты приходишь на показ в Европе, за тобой постоянно бегают с бумажкой и спрашивают: есть ли у тебя мэйкап, сделали ли тебе прическу и все ли готово к показу. У нас такого нет.

Модель в России – богатый человек?

Модель в России – не богатый человек. А вот ТОП модель – это уже другое дело.

 

Интервью: Viktoria Stepanova

Фото: Rubtsova Maria

 

1397934676_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (3) 1397934723_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (9) 1397934738_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (4) 1397934794_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (6) 1397934836_Andrey Zakharov_Model_Interview_Moscow_foto (8)

Читайте также:

Интервью с Ида Кехман - известная it-girl

Saint-Tokyo дизайнер Питенин Юрий

Анастасия Климова - художник, иллюстратор, автор книг о Санкт-Петербурге

Екатерина Молоховская - звезда новых сезонов сериала Универ

Елизавета Туктамышева - фигуристка, Чемпионка Мира 2015 года

Анна Шаркунова: о шоу-бизнесе, патриотизме и своей музыке


Поиск