Вики Лысенко

Арт-студия Shkinder_фото_адрес_киев_рисование_Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия (4)

 

 

Мы  — слишком любопытны. Порой настолько, что перестаем видеть уязвимость других людей, их искренние цели и побуждения. А может мы видим то, что и хотим видеть?

На встречу с Вики Лысенко я шла с полной уверенностью лицезреть «статусную» , сдержанную леди, одетую во что-то дико дорогое. Все-таки работа в фешн-индустрии должна заявить о себе.  Заходя в арт- студию, созданную совместно с Милой Яцун осенью прошлого года, передо мной вырисовывается совершенно иная картина: солнечная, жизнерадосная, открытая, одетая по-простому и по-летнему, Вики приглашает посмотреть творения детей.

Именно в этой истории статус проявляется не в том, как тебя видят другие, а в том, как ты позиционируешь себя: существуешь в своем личном режиме, не стараясь быть кем-то, и кому-то что-то доказывать.

 Многие считают, что увлечение искусством достается по наследству: будь-то мама с папой художники и архитекторы, или у деда была огромная библиотека, переполненная книгами по живописи. Как произошло у тебя?

Моя история неким образом отличается, возможно, от типичных. Мое профессиональное знакомство с искусством произошло благодаря моей давней подруги и партнеру Миле Яцун. Я не думаю, что мы занимаемся искусством. Всё-таки работать с детьми и учить их рисовать – это скорее привлечение детей к творчеству. Искусство в данном контексте звучить немного пафосно и высокомерно.

В любом случае, без знаний и без первичного влечения этого проекта и не было бы?

Безуловно. Мы  —  увлекающиеся и творческие натуры. Ты знаешь, я часто задавалась вопросом создания этого проекта. Возможно, я сейчас говорю об этом как о бизнесе, но и в нашей стране пришло время создавать подобное.

В студии представлено много работ, но доминирущим количеством является живопись.  Ты знаешь, в неких радикальных художественных кругах бытует мнения о том, что живопись свое уже отжила. Иными словами, она не поднимает глобальные проблемы, не является революционным и является крайне консервативным. Как ты считаешь?

В какой-то степени я согласна, но для того, чтобы разбираться в искусстве как любительски, так и профессионально, необходимо начинать с азов, а живопись  —  это главное. Я могу с  уверенностью сказать, что если у ребенка есть талант, он может развиваться в разных стилях. Изначально для нас важно предоставить академический фундамент, а поле для самовыражения – безграничное.

Не возникало ли боязни создавать проект, связанный с таким родом деятельности? Ты прекрасно знаешь, что государственная позиция довольно-таки пассивна, человеческая культурная осведомленная еще не на должном уровне.

Если честно, страха не было, да и нет. Мы прекрасно понимали, что с такой задумкой мы достаточно революционны, потому что искусство – это последнее в нашей стране, что хотят давать детям. Для стран третьего мира первостепенную важность имеет предоставление более-менее нормального образования; для того, чтобы в дальнейшем человек мог учиться, работать, существовать. Без художеств человек может прожить. Сейчас не так много детей вовлечены в культурную жизнь, как мы, например, в Советском Союзе.  Но если люди постепенно начнут сеять инициативу, создавая подобные проекты, это будет прорастать в дальнейшем. Мы все равно должны достучаться до современных родителей, чтобы общество развивалось и становилось более духовным.

Какие первоначальные мотивы были при создании?

Изначально мы думали, как совместить коммерцию и приятное дело. Чтобы мечта и финансовое обеспечение было в одном флаконе. Мы естественно все просчитывали, но уже тогда понимали, какой это кайф работать с детьми, создавать с ними что-то. Никакая работа, которая у меня до этого была не сравниться с этим.

Все ли ожидания оправдались в итоге?

Мы не понимали, как поэтапно все будет проходить; безусловно, были уверенны, что детей, которые ходят в обычные школы будет гораздо больше, чем у нас. Но вместе с этим открываются и новые, другие аспекты. Мы открываем в себе новые грани, возможности: участвуем на праздниках,  о себе заявляем, как о детской студии. Да уроки-уроками, но мы можем как-то трансформироваться и вокруг детей создавать свой арт.

Как вам удается задержать детское внимание, особенно в таком-то возрасте?

Это только благодаря большой любви. Дети – это же маленькие зверушки, их не заставишь что-либо делать. Только огромной инициативой и внутренним огнем пробуждать желание творить. Мы не хотим, чтобы они относились к студии, как еще к одной школе. Здесь мы можем засиживаться допоздна, общаться, рисовать, чаи пить, есть лакомства. В этом возрасте, дети – очень восприимчивы и любознательны: для них каждое новое слово звучит особенно, новая техника и цвет – открытие.

Сейчас современное поколение — совершенно другое: иные ценности, понятия. Часто ли дети вас удивляют?

Еще как! Просто к каждому ребенку необходимо достучаться добротой, любовью или шутками и играми. Они могут невероятно открываться для нас.  Очень часто даже родители не верят в своих детей так, как мы.

Российский художник Егор Кошелев говорил, что любой художник — это крайний эгоист, поскольку свою жизнь и жизнь близких подчиняет собственной узкой творческой задаче.  Чувствуешь ли ты, что эта творческая эгоцентричность проявляется с ранних лет?

Конечно! Когда дети делают свою маленькую работу, посвящают ей все время, отношения совершенно другое; oни безумно эгоистичны в творчестве. Здесь невозможно похвалить только одного ребенка. Ведь каждый бежит со своей работой, с огромными глазами, с убеждением, что ты сейчас оценишь.

Если смотреть на историю человеческой цивилизации, то есть периоды расцвета вроде эпохи Возрождения, и периоды затишья , как в в конце прошлого века. Как ты считаешь , сейчас мы живем во время расцвета или во время упадка?

Думаю, что упадок и, наверное, ближе к отчаянию. Украинское искуство – политизированно. Пусть даже Чичкан и Шубина живут в Индии, пишут обезьян, но опять же с генеральськими орденами. Художники – очень чувствительны, они — проекция того, что происходит с нами.

Знаешь, творческие люди, в том числе и художники, чувствует некие нападки социума, в случае критичной аполитичности. Тот жеUFW и ОМКФ получали в свой адрес достаточную порцию критики и осуждения, что в стране война, а вы здесь развлекаетесь.

Я также против ярких праздиков и вечеринок. Тем не менее, мы ведь продолжаем жить, и дизайнеры сейчас тоже проявляют патриотизм в своих коллекциях, и нам необходимо их поддерживать.

Вики, ты довольно-таки резко отошла от работы с украинскими дизайнерами, от всей фешн тусовки. Более того, ты и внешне кардинально поменялась: в тебе такой задор, такое свободолюбие проявилось.

Я даже сегодня накрасила ресницы и подумала: « О Боже, это вообще другая женщина, которая на меня смотрит». Год работы с другими людьми, в другой обстановке, другими эмоциями – человек кардинально меняется.

Благодаря чему?

Благодаря детям. Ты знаешь, когда ты выходишь из этой бутафории, дети дарят самые искренние эмоции. Для меня дети — это Бог. После того пластикового мира, в котором я жила, окунуться в общение с ними – это по истине святое. А ты ведь просто с ними сидишь на полу, играешь, творишь, пьешь с ними чай; образ жизни сильно очень меняется. Хотя по большому счету, детей я всегда боялась. Даже для моих друзей было шоком, что я решила стать директором детской артшколы. Они не верили, что это по-честному, крутили у веска.

Многие ли контакты с фешн-миром оборвались, многие ли люди отвернулись?

Да, я стала намного меньше времени проводить с ними, общаться.

Эта инициатива исходила от тебя или люди сами уходили?

Да, это была моя инициатива. В какой-то момент ценности и приоритеты меняются. Я сама хочу изменений, мы должны оставить что-то доброе и правильное после себя. Этот проект и дети – двигатель для меня.

Не жалеешь, что сейчас занимаешь абсолютно другим делом и не вовлечена в индустрию моды?

Мила Яцун (присоединившись к разговору): Я сама переживала и часто задавала ей этот вопрос, но ты не поверишь, как у Вики глаза горят, когда она что-то делает для детей и вместе с ними. Это кайф, когда мы сидим до трех часов ночи, вырезая поделки и готовясь к очередному детскому празднику.

Вы постоянно окружены детьми, о чем они говорят?

Дети говорят о том же, что и будоражит сознание всего мира. Они всё знают: тема революции и войны постоянно была на слуху. Даже их рисунки о многом говорят. Мы писали картины, письма, относили на майдан. Они очень остро и трепетно к этому относятся.

 

Интервью: Ани Казарян.

Фото: Анна Вялова.

 

Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия Арт-студия Shkinder_фото_адрес_киев_рисование_Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия (3) Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия (2) Арт-студия Shkinder_фото_адрес_киев_рисование_Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия (2) Арт-студия Shkinder_фото_адрес_киев_рисование_Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия (5) Арт-студия Shkinder_фото_адрес_киев_рисование_Вика Лысенко_школа_киев_фото_инетрвью_возраст_муж_биография_викапедия

Читайте также:

Александр Арутюнов - Дизайнер

Рита Нестерец - основательница Capslockshop

Фотограф в Лос-Анджелесе - Моис Немоис

Вася Фролова - известная украинская телеведущая

Катя Коба - вне инстаграмма, по ту сторону экрана

Дима Ермузевич: от мультипликатора до блогера, от Ютуба до личной жизни


Поиск