Милана Кержакова — жена футболиста Александра Кержакова

мила кержакова_дочь тюльпанова мила кержакова_дочь тюльпанова (3)



Милана Кержакова – жена футболиста Александра Кержакова, руководитель благотворительного Фонда «Звезды детям», человек-компромисс. В перерыве между делами, мы поговорили о прошлой жизни, будущих проектах, психологическом иммунитете, и конечно о благотворительности.

Милан, правильно я понимаю, Фонд «Звезды детям» организовал Александр? А когда ты стала этим заниматься?
Саша идейный вдохновитель. Я стала руководить Фондом почти сразу. Мы сами помогали детям и раньше. Но не всегда можно было просто перевести деньги. Вот, и решили создать что-нибудь свое, и помогать более активно. Кто будет руководить, решали недолго. Сам Саша хоть и хотел, но не мог полноценно исполнять обязанности руководителя -нет столько времени. Поэтому, я взялась.

У вас довольно узкий и нетипичный профиль. Кто ваши подопечные?
Мы помогаем детям из малообеспеченных, неблагополучных семей и сиротам. Саше близка эта проблема. Да, и таким детям мало, кто помогает. Но недавно мы подали заявление в Министерство Юстиции о пересмотре нашего устава. Профиль деятельности фонда, действительно, узкий, а обращений разных много. И теперь, я надеюсь, у нас будет возможность помогать большему количеству детей.

Как сложно помогать таким детям? Им же нужно все, что есть у ребенка из благополучной семьи…
Ко всему появляется иммунитет. Сначала тяжело. А когда это по 4 раза в неделю к ним приезжаешь- привыкаешь. Я не вижу разницы между детьми. У наших подопечных просто нет возможности приобрести какие-то вещи. У них плохие условия для проживания. А нужно им совсем немного.

Нужно делить все поровну. Но бывает такое, что кого-то жальче?
Я, иногда, понимаю, что прониклась душой к ребенку. И хочется ему отдать больше, чем допустимо. Но приходится оставлять голову холодной, напоминать себе, что мы должны распределять все в соответствии с необходимостью.

Сейчас фонд расширяет спектр полномочий. Пытаетесь объять необъятное?
Нет. Мы же не Боги. В нашем бюджете нет миллиардов. Но мы будем развиваться. До нас, например, Кингиссепу никто не помогал. Сейчас мы направляем на детей из этого района много сил и средств. Мы не пытаемся ухватиться за все сразу. Скорее наоборот – постепенно и целенаправленно оказываем помощь.

«Детям , безусловно , лучше со своими родителями. Но если родители не могут воспитать, дать образование и отказываются от помощи, то, наверное, ему лучше будет в детском доме или приемной семье» (с)

В том, что эти дети не могут посмотреть телевизор и пойти в школу, виноваты родители, верно? Тебе никогда не хотелось, грубо говоря, настучать по голове этому папе и маме?
У меня много претензий к родителям, но я всегда становлюсь на сторону ребенка. Мы сталкивались с тем, что детей забирали из семей. Сталкивались также с тем, что дети уходили сами.
Очень часто мы судим по себе, нам кажется, что так, как мы любим своих детей и так, как нас любят наши родители — это непререкаемая аксиома для всего населения планеты.
Но это не так. Многим «родителям» вообще не знакомы такие понятия как «любовь» и «родительская ответственность». Вот с такими людьми нам приходится сталкиваться часто — признаюсь, мне сложно что-то пытаться объяснять им и вообще общаться.

Фонд лично, или представители, никогда не ходатайствовали о том, чтобы детей забрали из семьи? Или, может, рассказывали о тех семьях, куда нужно наведаться опеке?
Нет, я не готова такую ответственность брать на себя,по крайней мере,пока. Мы им просто помогаем, обращая внимание органов опеки на те или иные проблемы. Например,у нас сейчас есть мать на патронаже, там 7 детей. Отца нет. Откуда столько детей, она тоже не может объяснить. Но дети с ней. И она ими занимается. А мы обеспечиваем хоть какой-то прожиточный минимум.

Что возите в основном детям?
Продукты, мебель, техника. И плюс, мы стараемся обеспечить детям, которым необходимо дополнительное образование, возможность обучаться. Нанимаем частного репетитора или приглашаем к себе в Фонд для занятий. Просто, эти дети часто отстают в развитии.

Средства жертвуют для вас люди. Но и вы для них организовываете мероприятия…Вот, был аукцион недавно… А к государственным органам вы обращались за помощью?
Мы можем, конечно, обратиться к государству, поучаствовать в конкурсах на гранты. Но нам хочется, чтобы в этой помощи были задействованы люди. Я вообще считаю, что если у тебя много есть, то ты должен много и отдавать. Такая позиция близка и нашим друзьям. Поэтому мы организовываем красивые интерактивные, интересные вечера, как аукцион последний, например. А они жертвуют для наших подопечных какие-то средства.

Еще в ближайшее время есть в планах подобные мероприятия?
На ближайшую перспективу нет. Нам нужно целенаправленно распределить уже имеющиеся деньги. Может, к концу учебного года.

Обращений в Фонд много. Но не всем вы можете помочь. Тяжело отказывать?
Иногда, тяжело. Но если мы не можем помочь от Фонда, то делаем это лично от нас с мужем.

«Когда мы с Сашей познакомились, я была удивлена, как много он помогает, и сколько тратит на пожертвования» (с)

И ты же в постоянном личном общении с этими детьми. Особенно, тяжело, наверное, в детских домах. Не привыкаешь? Никогда не хотелось, не знаю, усыновить, подольше пообщаться посидеть?
Не знаю. Я может, и хочу пообщаться с ребенком еще, но от него нет сближения. Многим неловко принимать помощь. Да и вообще, найти с ними контакт – не самая главная цель. Главная цель – помочь, а если плюс ко всему дети будут расположены к общению,конечно,мы с радостью пойдём на встречу.
Есть такое наблюдение, стереотип, может, что дети из неблагополучных семей, детских домов, не воспитаны. Что скажешь? И вообще, они благодарят вас или принимают помощь, как должное?
Абсолютно не согласна. Просто они боятся общаться,не верят,что помощь может прийти просто так,не за что. Живут грустными стереотипами,навязанными им их же жизнью.
На самом деле, очень многие благодарны, даже слишком. Мы привозим им вещи, которые есть у каждого второго. А у них – нет. Телевизор, например, игрушка, колбаса. Они стоят в шоке, удивленные. И через слово «спасибо». Понимаешь, просто, зачастую, в таких семьях, одна мама все тянет. Папы нет. И они привыкли, что кроме себя, рассчитывать им не на кого. И мы, в данном случае, можем менять сознание людей.

А ты сама ощущаешь личную ответственность за этих детей? Или эта вся работа может существовать без тебя?
Скорее чувствую ответственность за Фонд. Я неравнодушна к нашему делу, и для меня важно было найти такую же неравнодушную команду. Профессионалов в социальной сфере. Нам с мужем предстоит сейчас поездка. Так как Саша будет играть в аренде, в Цюрихе. И я уверена, что «Звезды детям» будут развиваться эти 4 месяца и без меня. Но я, конечно, буду держать руку на пульсе.
Ваша деятельность публична. Много уже фанатов Саши, твоих подписчиков, поклонников по вашему примеру стали помогать?
Да, мы говорим о Фонде много, потому что лучше говорить о хорошем, чем о плохом, допустим о терактах. Жить приятнее. И плюс, действительно, привлекаешь за собой людей. Футбольные фанаты Саши никогда не занимались благотворительными делами, а тут стали помогать нам.

А вы не пробовали сотрудничать с другими Фондами? Или в этом деле жесткая конкуренция?
Конкуренция есть! И это плохо! Но мы точно ни с кем не собираемся соперничать! На этапе нашего становления, я обратилась к одному Фонду в городе, с предложением о сотрудничестве. Они отказались, сказав, что своих детей никому не дадут. Такое ощущение, что для них помощь – это бизнес, где список клиентов ограничен, а дети, как источник дохода. Для меня это ненормально! Но есть и другие Организации и Фонды, с которыми мы сотрудничаем.

Милан, вот, казалось бы, и ты, и Саша делаете большое доброе дело, строите карьеру, воспитываете детей — все хорошо. Но вокруг так много говорят злого, пишут мелкие статьи, критикуют. Кто-нибудь, да вставит свою ложку дегтя…
В отношении Фонда очень мало негатива. Единственное, о публичном характере говорят. Но у на своя позиция. А вот о личном… Уже иммунитет выработался, если честно. У меня есть своя правда, с которой живу. И постепенно, просто перестала реагировать на все сплетни, грубости.

А раньше болезненно реагировала?
Ну бывало, да. Весь негатив раньше был связан с деятельностью моего отца. Сейчас – мужа. Я реально не понимаю, как в обществе можно допустить те или иные разговоры, в федеральных СМИ особенно. А «желтая пресса» вообще отдельный разговор. Не имея никаких фактов и аргументации, люди пишут статьи. Именно поэтому я не люблю журналистов. Хотя сама по первому образованию им являюсь.

Кстати, на счет журналистики. Почему не пошла работать по специальности?
Я вообще первые полгода училась в Государственной Академии Театрального Искусства на актерском. Это было скорее желанием моей семьи,однако,как выяснилось,не моим. Мне всегда были близки гуманитарные науки,так и выбрала факультет журналистики. Очень рада,что отучилась и получила диплом,но могу сказать,что,на мой взгляд, у нас это направление образования только развивается.

И как тебе училось на журфаке? Сейчас поддерживаешь связь с кем-то, может для развития Фонда?
Мне там никогда не удавалось там найти контакт с однокурсниками. Да, и сейчас я ни с кем не общаюсь. Когда я вышла замуж, мне стали сразу писать, чтобы я попросила Сашу прийти куда-то, дать интервью «по старой дружбе». Зачем мне такое общение?

Такое общение, действительно, не нужно… Ну и такие корыстные были всегда вокруг? Много вообще с кем перестала общаться?
После того, как вышла замуж, я общаюсь практически только с родственниками. Сейчас мои главные интересы – семья и работа. У тех, с кем я раньше общалась и дружила, интересы другие. И это неплохо. Просто, каждый реализует себя по-своему. Ну, и муж просит концентрироваться только на нем и детях.

Милан, а не жалеешь, что в 22 года уже вся в семье?
Я еще до Саши понимала, что психологически готова к семье. Просто мужчины рядом «моего» не было. А сейчас муж. Я вообще считаю, что это судьба. И ни о чем не жалею.

А вот о муже, семье… Ты скорее семейный человек или больше независимый, публичный?
Я с самого детства представляла себя в семье. Подружки мои мечтали о бизнесе, жить за границей. А я хотела семью. Это было приоритетом. Так и сложилось.

Ты сегодня сможешь просуществовать без денег, внимания общества, красивых вечеров?
Абсолютно. Без семьи – нет. Я помню, меня в детстве отправляли в лагерь на 3 недели, я ревела каждый день. И хотела обратно к маме. Сейчас я очень привязана к своей семье, к мужу. И вне нее себя не представляю.

«Для меня отношения родителей – пример. Отец много работает, но не забывает о нас с мамой. Он никогда не ленился, и не лежал на диване. А мама – источник гармонии, мудрости и компромиссов. В моей семье сейчас все по такому же принципу» (с)

 

 

Текст: Юлия Липатова
Фото: Никита Круглов

 

милана кержакова_дочь тюльпанова (2) мила кержакова_дочь тюльпанова (4)

Читайте также:

Elijah Wood and Zach Cowie

Jannik Olander - Nialaya Jewelry

Анна Октябрь

Tamara Gonzalez Perea - Macademian Girl

Наталия Гончарова - дизайнер из Москвы

Маркус Рива - как жить между Киевом, Ригой и Москвой


Поиск