Лариса Лобанова — как успешного дизайнера, но в первую очередь она женщина

Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова (3)

 

 

Многие знают Ларису Лобанову как успешного дизайнера, но в первую очередь она женщина, прекрасная мудрая женщина с заглавной буквы. В этом интервью она показала нам на собственном примере, как важно всегда оставаться собой, заниматься саморазвитием, любить природу и просто наслаждаться жизнью. И хотя Лариса не считает себя примером для подражания, я смело могу назвать ее образцом для многих из нас.

 Кто Ваши учителя и авторитеты в моде? Со временем они вас не разочаровали?

В отличие от многих дизайнеров я получила профильное образование на художественно-дизайнерском факультете. Учителя у меня были очень хорошие,  я имею в виду тех,  кто меня действительно учил. К сожалению, все они уже разъехались, кто в Америку, кто в Израиль, в общем, разбросало по миру. Но я благодарна им безмерно, потому что обязана всем, что знаю и чем живу. Они дали мне сильнейшую базу:  основу знания истории костюма, театра и характера моей профессии – это крой. Со мной, кстати, еще учился Леша Залевский.  Я считаю, что так называемая «старая школа дизайнера», что получили мы, совершенно неоценима. Как и ее вклад в мою профессиональную деятельность.

 

А что касается учителей, которые не учили вас непосредственно, но являются  мастерами как таковыми, за которым вы не просто следовали, а перед работой которых преклонялись?

Так случилось, что жизнь свела меня с Марком Джейкобсом, и для меня он всю жизнь был образцом трудоспособности, неожиданности, и, конечно же, великим учителем. Когда я только начинала путь дизайнера, также примером являлся Александр МакУин. Я думаю, мы должны равняться на таких великих мастеров, ни в коей мере не копировать их, а просто пытаться взять рабочую модель: как люди работали, подходили к коллекциям, подавали свою душу и внутренний мир через коллекции. Ведь согласитесь, коллекции дизайнера не должны быть пустыми. Они должны нести в себе какой-то характер, нечто большее, что следует за модой. Коллекция сама по себе как целостный организм, так же как человек: у нее есть душа, руки, ноги, красивая внешняя оболочка.

 

У каждого дизайнера есть какая-то вещь, принт, силуэт, иногда даже целая коллекция, благодаря которой бренд становится узнаваемым и успешным. Что это в вашем случае?

В моем случае – это принт как таковой.  Изюминка или отличительная черта моих коллекций это авторский принт. Я всегда разрабатываю их сама, иногда работаю совместно с каким-нибудь художником. Но, тем не менее, это всегда авторский принт, который потом вы нигде не увидите. Поэтому мои вещи очень часто можно определить издалека. В каждой коллекции у меня был ударный принт, который тем или иным способом отозвался в моде. В последней — это принт берез, который вызвал большой ажиотаж в связи с политической ситуацией. Так случилось, что он вызвал некую двойственную реакцию у публики. Но, несмотря на это, пользовался огромным успехом и спросом на парижской выставке “Pret a porter Paris”. Можно сделать вывод, что это утрированное мнение только для нашей страны и данной ситуации. Заграницей нет таких предрассудков, поэтому нежный принт дерева с женской душой воспринялся «на ура». Также мы работали с британским Vogue, который  выбрал вещи именно с этим принтом.

 

Лариса, сейчас Вы известный дизайнер, но когда-то Вы занимались стайлингом. Расскажите об этом опыте.

Я работала параллельно и дизайнером одежды, и стилистом для модельных агентств. Когда только начинала и была еще совсем молоденькой девочкой, я помогала на съемках в качестве стилиста, и это был ценнейший опыт. У молодых дизайнеров бытует такое мнение, что если у тебя есть талант, какие-то возможности и данные – этого достаточно. Как показывает опыт, не достаточно. Нужно обязательно развиваться и в других отраслях. Например, сейчас многие совмещают профессию фотографа и дизайнера, и я считаю это путем к успеху. Потому что это все околомодные профессии, которые мы, дизайнеры, должны в любом случае осваивать.

 

Я знаю, что Вы мечтали стать учителем. Воспитываете ли Вы своего потребителя?

Я его воспитываю, насколько могу это сделать. Потому что воспитывать самодостаточную женщину, которая уже реализовалась в этой жизни и может купить наши вещи, совершенно бессмысленно. Никогда нельзя изменить человека, но можно его подтолкнуть к мысли, например, которую я несу в своих коллекциях. Мои вещи несут стопроцентную женственность и женское начало. То есть даже если это бесформенная вещь, там все равно будет прослеживаться некая женская линия, которая нам дана от природы.  Ведь Бог сделал нас женщинами не просто так, значит, мы должны быть ими. Вся эта женская функция красной линией тянется сквозь все мои коллекции, сквозь все, что я делаю, все мои речи, разговоры, все мои интервью и передачи на радио. Я всегда настаиваю на том, чтобы мы не забывали о нашем женском начале, потому что именно в этом наша сила. Сила женщины в том, что она женщина. И в том, что она хочет быть слабой, а не пытается заменить самой себе мужчину. Мужчинам нужны слабые, беззащитные существа, которых они будут оберегать, охранять, носить на руках. А для этого нужно воспитывать женщину именно в этой стезе, в этом направлении, иначе мы, наверно, потеряем какое-то межполовое различие, а оно все-таки должно быть.

 

Сейчас многие дизайнеры делают коллекции под девизом «fashion for piece». Поддерживаете ли Вы эту тенденцию?

Я на 100% поддерживаю эту тенденцию и с удовольствием объясню почему. Потому что я по своей натуре пацифист. Есть люди, которые предлагают бороться, что-то делать, а я за то, чтобы мы оберегали природу, окружающую нас, за то, чтобы мы любили друг друга и носили на руках, за то, чтобы нас по утрам будили поцелуи наших детей, наших близких, а не взрывы бомб и боязнь будущего. Я против всякого насилия вообще. Даже не касаемо той обстановки, которая у нас сейчас в стране, а касаемо всего насилия в целом: насилия в семье, против насилия животных и так далее. Я человек мира. В этом сезоне случилось такая вот ситуация в нашей стране и многие дизайнеры выставили на подиум коллекции, посвященные войне, то есть это были темные цвета, угнетающие силуэты. Да, это большая трагедия, но как только мы перестанем  думать о мире, мы углубимся в войну и просто перестанем вообще к нему стремиться. Какая бы ни была ситуация, мы должны лечь на асфальт с лозунгами «Make love- not war!» как это было у хиппи, а не с коробочками «Давайте дадим деньги на армию». Да, конечно же, мы должны оберегать наших мальчиков, которые там воюют. Но если бы все матери прошли маршем «за мир», а не «за войну», может быть, тогда что-то изменилось. Тем более, что эти марши идут по всей Европе, но почему-то не в Украине. Мы сейчас настолько увлечены-ужасное совершенно слово- но мы увлечены войной. Поэтому любой призыв к миру в модных тенденциях, в литературе, в музыке- это всегда большой респект.

 

Стоит ли соотносить Вашу последнюю коллекцию с событиями в стране или это просто плод вдохновения?

Дело в том, что мы начинаем делать коллекции за полгода, то есть я продумывала ее еще осенью. И так произошло, что, когда я рисовала красные купола Печерской лавры, я их нарисовала в красном цвете. Меня волновала мысль о том, что не создается ли впечатление, что купола кровавые. И буквально через неделю после этого происходят первые события в Киеве. Вот такие бывают совпадения. А березы вообще были первым принтом, который я сделала в этой коллекции. В октябре он уже лежал у нас в ателье, то есть ничего предполагающего эту ситуацию я не предвидела и никоим образом не хотела обидеть какие-то проукраинские настроения или подчеркнуть какие-то свои российские корни. Я родилась в России, и не стесняюсь этого. Но, тем не менее, я хотела достать огромный пласт славянской культуры. Наша славянская культура- она ведь велика. Мы не ограничиваемся только Белоруссией, Россией и Украиной. Славянские корни есть и в Хорватии, и на территории Чехии, Словакии. Это огромный пласт культуры, объединяющий некую общность которую называют славянами. Мы объединены культурой, о которой должны знать. И в этой коллекции я хотела показать некие силуэтные линии, которые взяты из народного костюма и перенесены в современную моду. Хотелось показать, что это все актуально, что это можно носить, не ища какого-то вдохновения в западной культуре. Достаточно просто углубиться, как нырнуть, в это богатое море славянской культуры и достать оттуда то, что сейчас действительно актуально и модно. Мне очень приятно, что Украина встала неким толчком к тому, что в мире пошла волна любви к фольклору. Если мы подробнее изучим  элемент вышиванки, мы узнаем, что она есть в культуре любой европейской страны. То есть, вот эта эстетика едина для всех. Будучи сейчас на выставке в Париже, я проследила тенденцию фольклора в моде, он входит в тренд, и большой вклад в это сделала Украина. Возможно, впервые украинская традиция оказала влияние на моду и мы должны этим гордиться!

 

Что Вы обычно чувствуете после показов?

Каждый раз – это полная опустошенность. Кажется, что жизнь на минутку закончилась, потому что мы отдаем коллекции всю себя, всю свою душу, любовь, как своему ребенку. Дизайнеры в прямом смысле этого слова рожают коллекции, и то, что выходит на подиум – это результат шестимесячного вынашивания. Вот когда ты ее «родил» и показал миру, тебе кажется что все закончено. Но, тем не менее, впереди следующая коллекция, и через недельку восстановления ты уже готов приступать к созданию новой.

 

Какой Ваш самый страшный профессиональный сон?

Как правило, недельки за две до показа начинаются сны о том, что мы что-то забываем в одесском офисе, или что-то не готово, или что-то пошло не так в музыке, в постановке. Эти сны постоянно преследуют, и я думаю, что не только меня. Помню, раньше нам снились страшные сны перед экзаменами, что не сдашь или завалишь предмет. Так и здесь, только намного страшнее.

 

Лариса, у Вас дома наверняка очень много одежды. Вы долго собираетесь?

Собираюсь очень бістро, и даже будучи дизайнером, не ставлю свой гардероб во главу угла. Для меня более важно, какое у меня сегодня настроение. Вся моя одежда связана в первую очередь с работой, удобно ли это будет на съемке, показе. Ну и естественно в моем шкафу есть трендовые вещи, которые я собираю по всему миру. У меня очень жесткий подход к шоппингу. Как правило, не покупаю вещи, которые будут в топе продаж. И поэтому выискиваю какие-то бренды, которые не так распространены у нас на Украине, чтобы быть все время эксклюзивной.

 

Если бы у Вас был час в аудиенции с президентом Украины, какие бы темы Вы подняли, о чем вели беседу?

Скорей я хотела бы поговорить с президентом России, потому что я не могу психологически понять этого человека. Но с нашим президентом я бы обсудила мир. Каждый мужчина, а у нас президент именно мужчина, в первую очередь- отец семейства. Я бы отвлеклась от политики и привела разговор к тому, что в приоритет мы должны ставить семейственность, деторождаемость и ответственный подход к семье. Также поговорила о моде, потому что во всех странах мира дизайнеров поддерживает государство. Они выставляются за счет палат моды, которые спонсируют модный бизнес в той или иной стране. У нас это абсолютно не развито. Украинские дизайнеры работают своими силами, а так не должно быть. Пока мы не сделаем какое-то сообщество или организацию, которая будет поддерживать молодых дизайнеров и вообще объединять украинскую моду в целом, наша мода, наверно, так и не выйдет на мировой уровень в той степени, которой она должна быть. Нужно отдать должное тем молодым дизайнерам, которые пытаются вывести украинскую моду в мир, но это их личная заслуга, а не страны. Мы пропагандируем, что мы- украинские дизайнеры, рекламируем свою страну, продавая наши коллекции. Но поддержки от страны мы никакой не видим. Я понимаю, что в сегодняшней ситуации трудно требовать поддержки на моду, но это движущая сила и нельзя ее «снимать со счетов».

 

Считаете ли Вы себя примером для подражания?

Вообще, я очень скромный человек, поэтому я не могу считать себя примером для подражания. Я не являюсь иконой стиля и тому подобное. Но я могла бы стать примером трудоспособности и лояльности в отношении ко всему, что происходит — молодым дизайнерам. Я всегда советую не выдумывать никаких штучек, которые взорвут подиум, нужно просто быть собой.  Мода – это понятие для дизайнеров, потому что именно мы ее делаем. А вы носите то, что вам хочется носить. Вы можете купить джинсы, рубашку и вообще не покупать все эти вещи, которые ходят по подиуму. Поэтому мы должны делать что-то такое, что несет в себе душу и жизнеутверждающую функцию, нежели сиюминутный восторг. Такие эмоции – это не мода, это пыль в глаза. А мы- дизайнеры, и должны делать нечто такое, что людям будет удобно носить, что применимо к жизни, так скажем.

 

Какой опыт Вам бы хотелось приобрести?

Я росла в той ситуации в Советском Союзе, когда не было возможности учиться в иностранных университетах. А они дают совершенно незаменимую школу жизни дизайнеру. Мы росли абсолютно на других стилистических основах, другой ситуации, которая происходит сейчас. И если бы я не занималась самообразованием в этой области, не ездила на fashion показы, не выворачивала швы в иностранных бутиках, не смотрела, что происходит внутри, может быть и не стоило вообще заниматься модой. Мы бы застряли в прошлом веке и продолжали так творить. Сейчас дизайнеры имеют возможность получить образование заграницей с потрясающими учителями, которые преподавали у Маккуина, Гальяно и так далее. И я очень рада, что наши девочки, мальчики, которые там учатся, приезжают сюда и начинают творить и делать коллекции. Я знаю, что есть некий пробел в моем образовании, но повторюсь, что у меня были такие сильные учителя, которым может позавидовать любая Saint Martin’s school и прочие институты моды.

 

Как Вы относитесь к деньгам?         

К деньгам я отношусь потребительски. Деньги нужны всем и это понятно. Я не буду говорить, что не в деньгах счастье. Я бы сказала- счастье не в них, а в их наличии. Потому что, если у дизайнера не будет материальной базы, к сожалению, он не сможет реализовать себя в этой профессии. В Украине у каждого дизайнера обязательно должен быть финансовый фундамент, иначе ваш путь на подиум будет закрыт. Или должен быть тот, кто сможет вам помочь. Это что касается профессии, а что касается жизни, то, конечно, хорошо когда они есть. Но когда их нет, тоже можно выжить, потому что есть дети, есть человек, которого ты любишь, есть друзья, деревья, воздух и все, что вас окружает. Наслаждайтесь этим! Бытует такое мнение, что чем больше ты хочешь денег, тем меньше у тебя их будет. Я считаю, что не нужно стремиться заработать деньги, нужно наслаждаться жизнью. Деньги придут сами, если ты трудолюбив, если ты не зарываешь свой талант куда-то далеко и если ты используешь то, что  тебе дал Бог по назначению.

 

Как Вы думаете, какая самая популярна ложь, которую люди говорят друг другу?

«Я тебя люблю» — это самая большая ложь в мире. Любовь- это очень тонкое понятие, и когда мы вскользь говорим кому-то эти слова и ничего не вкладываем в это, вот это самая большая ложь. В вас должна быть вселенская любовь к человечеству, только тогда вы полюбите себя  и кого-то близкого. А раскидываться этими словами ни в коем случае нельзя.

 

Назовите три вещи, которые входят в Ваш «to do list», составленный на всю жизнь?

Я должна вырастить своих детей и чтобы они встали на ноги. Если я ими буду гордиться, значит, ими будет гордиться все человечество. Вторая вещь очень утилитарная, касаемая моего Дома моды:  я хочу быть дизайнером с мировым именем. Для третей вещи я, наверно, не могу ничего сделать, но я  бы очень хотела, чтобы люди жили в мире. Не наша страна конкретно, а такой вот вселенский мир. Хочу, чтобы все любили друг друга, а я в свою очередь попытаюсь приложить максимум усилий для этого.

 

 

Интервью: Маша Сивякова

Фото: Anna Vyalova

Корректор: Настя  Рыжова

 

Лариса Лобанова Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова_Одесса Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова (5) Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова (6) Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова (7) Лариса Лобанова_интервью_личная жизнь_фото_коллекция_муж_семья_купить Лобанова (8)

Читайте также:

Даша Заривная - шеф-редактором L'Officiel-online

Милана Кержакова - жена футболиста Александра Кержакова

Таня Бобрикова - о любви, отношениях, о «Проекте Любовь»

Регина Тодоренко: я хочу в Голливуд

Катя Коба - вне инстаграмма, по ту сторону экрана

Лина Дембикова: стилист Москвы и основательница «Dress Up Bar»


Поиск