Люба Макаренко — Эй, люди, услышьте меня!

Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (2) Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (3)

 

 

«Я в свой день рождения пошла на тренировку. Стою со штангой в руках, смотрю на себя в зеркало и думаю: «Эй, а тебе скоро и тридцать!». Каждый раз я задумываюсь о том, чего же успела достичь. С одной стороны, кажется, немало, а вот с другой – на этот возраст у меня были другие планы. Я очень ждала этот день рождения, потому как мне казалось, что после двадцати семи что-то должно меня изменить (не знаю, почему я себе так придумала), а часы тикают-тикают, а мы, по-моему, только глупее становимся»,  — рассказывает Люба Макаренко. Если бы я смогла вновь вернуть день нашей встречи, то привезла бы в качестве подарка карту мира и песочные часы, чтобы показать —  время имеет свойство кончаться, а неизведанные края ждут!

Переступая порог её дома, в руке держу охапку белоснежных тюльпанов, она обнимает меня, и я рассыпаюсь в поздравлениях в честь прошедшего дня рождения. Признаюсь, самое прекрасное зрелище – это девушки после пробуждения. Зачастую мы привыкли видеть Любу неуловимую, активную, бойкую, но этим утром передо мной стояла нежная, милая, домашняя, совсем другая девушка. «Я тебя уже заждалась, — игриво смеясь, обращается ко мне она, — надеюсь, ты утром завтракаешь и любишь кленовый сироп».

Она живет в одном из старых районов города, хотя после нашей беседы я с трудом представляю её жизнь без работы и понимаю, что дом Любы – это мастерская, где проявляется настоящая страсть. У неё потрясающе красивая квартира: светлая, просторная, наполнена ароматом свежих цветов, мебель из светлого дерева, картины и сувениры, которые она привозит из поездок; невероятные портреты. Рассматриваю любопытно фотографии семьи: «О, а это в Грузии! — делится Люба, — как-то мама с подругой поехали в Тбилиси, так подруга там и осталась, купила квартиру. Ты понимаешь, какая любовь произошла?»

Семья Любы – это уникальный симбиоз добродушности, задора, особого юмора; такая себе «маленькая Одесса» в одной квартире. Отец ранее занимался фармацевтическим бизнесом, а мама — пошивом мужской одежды («Кстати, именно у мамы были попытки отговорить меня от поступления на дизайн, потому что на то время максимум, чего ты мог достичь – это стать портным»). «У меня был сложный переходный период, видимо тогда просыпались революционные побуждения дизайнера. Мне резко хотелось всю одежду у нас в доме перешить, изменить, где-то что-то добавить, создать новое, — рассказывает Люба. – Мама кричала, что из дома в таком не выйдет, что подумают и скажут люди. Мне казалось, что меня просто никто не понимает и не способен принять такое самовыражение», — смеется девушка.

Наш разговор начинается с еды, потому что дом наполняется запахом кофе, ванили, карамели, который не оставляет равнодушным. Люба делится: «Я очень редко что-то готовлю. Сегодня, видимо, особый случай».  Я пристально наблюдаю за тем, как она предельно аккуратно выкладывает тесто в формочки, и мы продолжаем диалог:

-Кофе будешь?

-Да, пожалуйста. Ты знаешь, тебя без зазрения совести можно выдать замуж. За такие завтраки что угодно отдашь, — подшучиваю я. Хотя, когда мы начнем задумываться о замужестве, все нормальные мужчины уже будут давно женаты. (Смеемся)

— У меня другая проблема: спустя несколько свиданий я могу искать недостатки, привычки, которые меня раздражают. Потому что, когда тебе было двадцать лет, ты могла закрыть глаза на многое, сейчас – это дело принципа: ты не готова ущемлять свои права, ограничивать зону комфорта. Женщины обретают активно статусы «бизнеcвумен» и полностью себя обеспечивают.

-Интересно, что же будет через лет так пять?

-Женщины устанут работать. (Смеется)

-А ты вообще думала о том, какой он твой Mr. Big?

-C точки зрения возрастных качеств: старше, мудрее, терпеливее. Хочется, чтобы он морально был сильнее и смог мою вспыльчивость смягчать.

Посвящать свое время, мысли  24 часа в сутки 7 дней в неделю работе – это перманентное состояние Любы. Мастерская находится буквально в соседнем доме: «Мы очень часто допоздна засиживаемся в студии, а ехать на машине, стоять в пробках я жутко не люблю. Поэтому у меня все очень оперативно: дом-работа-дом. Иногда этот квест дополняется еще и спортзалом, там я отрываюсь по полной» (об этом и работе она может говорить взахлеб).  Работа никогда не пугала её, и достигнутые цели становились исключительно катализатором дальнейшего развития. «Я порой боюсь, что перестану быть интересной своим близким и друзьями, потому что постоянно думаю о работе. Даже был один забавный случай, когда в ночь с шестое на седьмое января нужно было написать семь пожеланий на бумаге, положить под подушку, на утро достать. Уже на двадцать первом желании я поняла, что все мои пункты касаются работы, в них отсутствовали пожелания личного характера из разряда «хочу принца, красивых туфель».

За завтраком к нам присоединяется отец Любы, я не могу не спросить, какой она была в детстве: «С характером, — улыбаясь, отвечает он. – Никогда не знаешь, с каким цветом волос придет твой ребенок: с синими, красными или зелеными». Параллельно с этими словами я пытаюсь представить эти сумасшедшие образы с сегодняшней женственной, элегантной Любой Макаренко, известным украинскими дизайнером. «Мои близкие и друзья воспринимали меня тогда такой, другие же,напротив, кидали странные косые взгляды, говорили моим родителям, что все пройдет», — жалуется Люба. «Сейчас я расцениваю это как определенное противоречие обществу. Юношество – это период запретов: это нельзя, то вредно, туда не ходи. Ты начинаешь выражать свою точку зрения, с которой родители могут не согласиться, но она ведь существует. От этого получались дикие перевоплощения в виде сине-зеленых волос, пирсинги и так далее. До одиннадцатого класса я вообще не надевала каблуки и не понимала, зачем это все. Была своей среди парней».

После поступление в институт художественного моделирования и дизайна имени Сальвадора Дали пристрастия понемногу угасали, но серьезные стремления стать дизайнером только утверждались. На одном из последних курсов института необходимо было создать свой брендбук, представить несколько образов. Этот период стал судьбоносным в её творческой жизни. «В тот момент я поняла, что не хочу представлять вымышленный бренд, а реальный, и уже дальше его развивать, начать какую-то его историю. Я четко знала, что не буду создавать бренд под своим именем, потому что может в дальнейшем быть и другой креативный директор. Я придумала логотип, который изменился недавно», — рассказывает Люба. История SAYYA началась именно в этом доме с бессонными ночами, идеями и кипой эскизов.

«Когда я только начала делать показы, мне хотелось крикнуть: «Эй, люди, услышьте меня!» Меня задевало, что меня не замечают, в то время как я выворачивалась наизнанку. Я ждала больше критики, потому что мне искренне было интересно получить какой-то отклик, чтобы понимать, над чем работать, что упущено.  В нашей индустрии моды и по сей день в этом существует огромный пробел: либо о тебе вообще не говорят, и ты не понимаешь, почему так, либо каждая полоса о тебе. Я себя хвалить вообще не умею, потому что очень требовательна к себе и к команде».

Стремления и развития Любы видны невооруженным взглядом. В этом бизнесе – главное продержаться первые три показа, как бы тяжело не было. Родительское недопонимание или не восприятие общества – обыденное дело для творческого человека:

— Люба, а ты не чувствовала некое опасение не оправдать надежды родителей?

— У нас изначально была негласная система лояльности. Родители мне не навязывали свое мнение, они могли подсказать, посоветовать. Я никогда не слышала от них: «Мы видим в тебе космонавта или врача, или еще кого-то!». Конечно, сфера дизайна была новой нишей, они переживали за меня. Отчасти боюсь себя разочаровать. Я питала какие-то надежды о мире моды. Думала, что поработаю, и спустя несколько лет после выпуска из университета у меня будет свой магазин, буду просыпаться в номере Ritz в Париже и бежать на встречу к Карлу (смеется). Ты ведь планируешь, визуализируешь, ощущаешь эти мечты. А когда наступает череда трудностей, понимаешь: «Работай, Люба, еще больше работай».

Первый показ SAYYA by Luba Makarenko в рамках Украинской Недели Моды состоялся еще в 2013 году, до этого она организовывала камерные шоу для «своих», проводила благотворительные аукционы. Спустя три года существования бренда Люба решила представиться широкой аудитории: «Я понимала, что я была не готова к UFW и не могла из любопытства просто попробовать: авось получится- не получится. Если я уже делаю первый взрослый шаг, нельзя понижать планку. Сейчас я понимаю, что UFW дает некую осознанность своего дела: это не просто игра, а серьезный бизнес. В свою очередь, нужно объективно оценивать эту возможность: тебе предоставляется всего лишь площадка, которую тебе предстоит заполнить самостоятельно. Каким образом дизайнер собирается это делать, зависит исключительно от него. Ведь показ – это всего лишь представление, выставка, это часть твоей работы. Ты показываешь продукт, который в итоге должен продать. Вот после этого как раз и начинается настоящий нон-стоп воркинг».

Я помню, как на одном из мероприятий мы встретились с Любой, в которой как всегда ручьем билась неиссякаемая энергия; еще тогда я улыбнулась, сказав: «Ты прекрасно выглядишь», на что она ответила: «Я не спала уже почти несколько суток, через пару дней показ, у меня уже начинается паническая атака». Прошел год, я вижу в ней все тот же заряд энергии и врожденную страсть к любимому делу. Я интересуюсь, как она справляется с трудностями и стрессом. «Я – оптимист. Если не произошла необратимая жизненная ситуация, тогда все решается, просто нужно время. Я сталкиваюсь с проблемами чуть ли не каждый день, но для меня это своего рода кайф, что я могу их преодолеть. Я из корня вырываю трудность и мгновенно её удаляю».

После завтрака мы направляемся в студию к Любе, где активно продолжается подготовка к Неделе Моды. Люба признается, что работать с ней непросто- порой эмоциональность захлестывает. Может вспылить, а потом похвалить. «Такое чувство, что во мне происходит борьба двух людей, отстаивающих свою позицию, — делится Люба. —  Мне иногда хочется, чтобы весь мир остановился, а я в углу присела, успокоилась и подумала, потому что постоянно обязана принимать решения, держа руку на пульсе. Это не позволяло мне полностью отдаваться творчеству».  На данном этапе управлением бренда занимается её партнер, Женя Гукасов, с которым вместе начинают выстраивать механизмы, менеджмент, графики, коллекции.

Студия разделена на несколько зон, мы проходим в мастерскую, в колонках еле слышится Jamiroquai, перебивающий стук швейных машин. Провожая взглядом портных, мы переходим в творческую зону: на светлых широких подоконниках расставлены книги Дали, на деревянной ширме прикреплены эскизы, ткани, расписаны фактуры, в нескольких углах расположены кронштейны с одеждой из прошлых коллекций (вспоминаются знакомые принты из коллекции для Изабель Гарсия). Интересуюсь у Любы, чувствует ли она конкуренцию и как обстоят дела с  другими украинскими дизайнерами: «Конечно, ощущаю. Во-первых, наша целевая аудитория – это люди со средним достатком и выше. Мы представляем более носибельную одежду, более комфортную. Соответственно, не являемся единственным брендом с такой позицией. По сути, когда девушка хочет купить платье, для тебя многие бренды конкурирующие. У меня даже недавно спрашивали, кто из украинских дизайнеров является для меня конкурентом, на что я отвечаю: «Все и никто». Мы — коллеги, у каждого из нас есть свой покупатель, но порой они могут пересекаться. Я не считаю, что это плохо или неправильно- покупать одежду у своих коллег».

Вопрос дружбы в индустрии моды остался для нее под вопросом. Люба рассказывает: «Fashion– бизнеc — это такой же шоу-бизнес, здесь дружбы нет. Я знаю лично несколько украинских дизайнеров, но мы не являемся друзьями. Не потому что я так не хочу, а потому что так получилось: я вне тусовки. У нас большую роль играет статус человека, известность. Я мало хожу на мероприятия. Каждый раз мне очень-очень некомфортно, и я просто стою там, тихонько выпиваю шампанское, бессмысленно улыбаюсь и жду, когда все наконец закончится. И я никогда не знаю, что и кому должна говорить, не могу придумывать темы для разговоров, хотя по своей натуре я очень дружелюбный и коммуникабельный человек».

В то время как я рассматриваю эскизы новой коллекции, в кабинет заходит Женя и с широкой улыбкой говорит: «Люба, еще круче! Мы будем в Астане». Мы встречаемся взглядом с Любой и она, смеясь, говорит: «Ну круто!»  В скором времени мы расстаемся. На прощание она улыбается:«Вот это счастье, понимаешь. Моя семья и такие моменты — это счастье».

 

Текс: Ани Казарян

Фото: Анна Вялова

Корректор: Анастасия Рыжова

 

Люба Макаренко фото Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (6) Люба Макаренко дизайнер Люба Макаренко дизайнер Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (11) Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (4) Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (7) Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (8) Люба Макаренко_Люба Макаренко дизайнер_Люба Макаренко фото_Люба Макаренко интервью_Люба Макаренко купить (10)

Читайте также:

Наталья Османн - о том, как проходит ее утро

Ида Лоло - пробовала в студенческие годы посидеть на диете

Алена Бевза - Индия перевернула все мои представления о жизни

Лянка Грыу - я пью витамины, которые покупаю в Америке

Юлиана Дементьева - успешная модель в Украине

Алина Топалова - Пробуждение


Поиск